Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:20 

«Спасая Герду»

julia-sp
Нежный воин
Название: Спасая Герду
Автор: julia-sp
Канон: МСU, постгражданка
Пейринг: Стив Роджерс/«Баки» Барнс, Стив Роджерс/Тони Старк
Категория: слеш
Жанр: ангст, херт-комфорт
Рейтинг: NC-17
Саммари: неисповедимы пути прощения
Предупреждения: мат, вынужденное согласие, не НЦ-овая НЦа
Размер: миди, 4 057 слов


Он его простил.

То есть...

Нет, дело было не в этом. Просто в жизни каждого взрослого человека есть долг и необходимость, порой требующие отодвинуть в сторону свои желания и эмоции.

Истерить, распускать сопли – пошло и глупо. Если уж взвалил на себя ответственность за спасение мира, то об этом и заботься. А один в поле не воин, так что...

Когда возникла угроза, он ему позвонил.

Сказал: «Нужна помощь».

И вернул щит.

Бились одним отрядом, выкладывались, прикрывали друг друга.

Всё было как встарь – единая команда, непобедимая в своей разносторонней мощи. Даже Барнс встал в строй – Стив сумел-таки найти ему мозгоправа, и даже какого-то спеца, восстановившего руку. К Тони с этим не совался, обошёлся сам.

Вот и хорошо.

Барнс, кстати, воевал на уровне, команда признала его своим.

А потом они победили.

И мишура войны осыпалась тонким пеплом, обнажая холодную пустоту зимнего пейзажа.

Потому что для Тони ничего не изменилось: кэп по-прежнему был предателем, а Барнс – убийцей. Только теперь это знание не кипело на губах – оно ушло внутрь, выморозило, проросло ледяными шипами, рвущими сердце. Он истекал кровью, улыбался, держался вежливо и спокойно. Словно Кай, медленно умирал, складывая цепенеющими пальцами слово «Вечность». Больше ничего не оставалось – никаких тебе Герд – для окружающих всё было отлично: обвинения с команды сняли, все снова дружили, кэп командовал, носился с Барнсом... Закрутилась обычная жизнь супергероев: зачищали мелких пакостников, мотались по свету, мир писал кипятком от восторга, политики стелились ковриком...


...а он приходил на кладбище, оседал на землю, прислонялся головой к камню...

И молчал.

Только здесь он был дома – всё остальное стало чужим.

В башню не хотелось возвращаться – среди команды собственное одиночество и ненужность ощущались ещё острей.

Кэп, правда, говорил «мы – семья». Но ведь семьи совсем не обязательно бывают дружными и счастливыми...


***

День был блеклым, прохладным, никаким. Кофеварка исходила дежурной услужливостью и паром, на столике дожидались стандартная кружка, стандартная ложка, чистый пластик кухонных стен отражал пустое небо...

Надо выпить кофе и отправляться в мастерскую. Привычная колея, усталый бег по кругу. Фарфор, металл, верные предметы. Предметы.

Не люди.

Он спиной почувствовал появление кэпа. Тот вошёл, встал у порога, застыл, словно столб или часовой – последнее время взял он себе такую манеру. Стоял, смотрел, молчал... Тони не спрашивал, какого чёрта – всё равно ведь соврёт. Вот только больно было. Лучше б не видеть его. Совсем.

Громкий звонок внезапно взрезал мёртвую тишину, кэп вздрогнул и поднёс трубку к уху.

– Да? – он отвернулся и побрёл прочь с кухни. – Что случилось? Это так срочно?

Его голос звучал всё глуше и глуше.

– Понятно. Передайте им, чтобы остановили работы и ушли. Да, вряд ли... но на всякий случай. Хорошо.

Тони неторопливо вышел следом, прижимая к груди горячую чашку. Роджерс сидел на диване, хмурился, будто не мог решить, что ему делать.

– Тони, – взглянул неуверенно... – Ник звонил. В двадцати милях от Тандер-Бея рабочие нашли заброшенную базу. Дорогу прокладывали и наткнулись. Неизвестно, чья она, надо осмотреть. Ты можешь сейчас?

Он вежливо кивнул.

– Разумеется, капитан. Когда вылетаем?

И тут же сообразил, что сейчас их в башне только трое: он, кэп и Барнс. Да, твою же мать...

– Тони, если ты...

Но он только вздёрнул подбородок.

– Через десять минут, – вздохнул кэп.


***

Небо.

Его вторая любовь после техники. Опасное, чистое, красивое.

И честное.

Облака толпились далеко внизу, сияло вечное солнце, джет летел в хрустальной сфере бесконечной голубизны. Хорошо.

Остаться бы здесь навечно. Да нельзя – грехи вниз тянут...

Рука привычно лежала на штурвале. Когда-то и кэпу он верил, так же как и этому небу. Верил его честности, верности, чистоте. Мог цапаться с ним, язвить, спорить до хрипоты, но верил всегда. Абсолютно.

Идиот...

Лживый двуличный ублюдок. Ну, конечно, Барнс же ни в чём не виноват – его надо выгораживать. Бедный, его заставили. Нет, может, так оно и было, но легче от этого не становилось – стоило лишь увидеть длинные патлы, как вставало перед глазами ночное шоссе, умирающий отец...

И бьющаяся в безжалостной хватке стальных пальцев мама.

И ложь кэпа. Ложь, ложь, ложь!

Во имя убийцы.

Рука дрогнула на рукояти и медленно расслабилась. Нет, Старк, направлять джет в землю нельзя. Супергерои ещё нужны этому долбаному миру.

Супер. Герои.

Какие они, на хрен, герои... Грязь, подлость, предательство – вот их суть и имя.

Те двое сидели сзади и молчали. И, можно было сделать вид, что их там совсем нет.

Ну и, слава богу...


***

База встретила их эмблемой Г.И.Д.Р.ы, ощетинившейся сигнализацией и шумящими над головой соснами.

Красиво. Тут бы лагерь для детей построить, а не эту, скалящуюся смертью дрянь. Приземистые здания угрюмо вкопались в землю, взяв на прицел всю округу.

– Оставайтесь здесь.

И он рванул вверх, входя в вираж.

Привычная работа.

Выстрелы вспороли лесную тишину, по броне звонко плеснуло пулями. Но уже через несколько секунд он разметал автоматы по крышам, и Пятница доложила, что огневая система базы уничтожена.

Проход был открыт.

– Тони, ты в порядке?

Ещё одна странная привычка появилась у кэпа – интересоваться самочувствием, стоило только побывать хотя бы в подобии боя...

Не лезь!

– В порядке.

– Баки, осмотри те здания, там вероятней всего склады оружия, – кэп взмахнул рукой. – Тони, найди командный пункт и скачай всю информацию, какую найдёшь. А я проверю основной корпус.

Вот так-то лучше...


...Командный пункт обнаружился быстро. Тони осмотрелся и принялся методично взламывать пароли, перегонять информацию, одновременно изучая план базы. Минуты уходили за минутами, деловито жужжали сервера, экраны рябили графиками и цифрами. Интересно, какая у них была специализация? Списки экспериментов шли под кодовыми названиями. Химическое оружие. Биологические опыты... Надо будет потом тут как следует покопаться...

– Старк!

Голос Барнса вырвал его из размышлений.

– Старк!!!

Тони подавил желание рявкнуть в ответ – ничем хорошим это точно не кончилось бы.

– Слушаю.

– Со Стивом что-то случилось! Он заперся и не отзывается!

Что? То есть как – заперся?

– Ничего не предпринимай, иду к вам. Пятница, разыщи их!

Значит, тут их поджидала какая-то дрянь. Что могло случиться? Кэп, кэп... Он ведь не зелёный новобранец, просто так бы не дался. Значит, это что-то серьёзное... Проклятье, хоть бы жив был! Волнение нарастало. Он вышибал двери – открывать было долго – мчался, летел... Стив висящий над пропастью, Стив, истекающий кровью, Стив в ловушке сдвигающихся стен... Ага, ты ещё колодец с маятником вспомни, эрудит!

Барнс.

Блядь!

Зимний Солдат стоял в тёмном коридоре около массивных ворот, уходящих куда-то в потолок.

– Отойди!

Репульсоры жахнули по цифровому замку. Еще. Ещё! После нескольких ударов тяжёлая дверь рухнула.

Прямо за нею громоздились обломки какого-то механизма. Длинные искорёженные манипуляторы, разбитая панель управления...

– Нет... – Барнс побелел и уставился на сломанную машину, как на ядовитую змею. А потом вдруг сорвался с места и с криком бросился внутрь.

– Стив!

Он рванул за ним следом.

Кэп обнаружился у дальней стены. Живой... Но дело явно было плохо – Стив корчился на полу, сжимаясь в комок, и дышал трудно, со стоном.

– Стив!

Кэп дёрнулся.

– Зачем... вы... Убирайтесь!

Он скрежетал зубами и цеплялся за какой-то стеллаж. Металл гнулся...

– Кэп, что случилось?

– Тони... – выдохнул Стив. – У... ходи... Сей... час же.

– Не дури, кэп, тебе нужна помощь.

Но Стив отшвырнул протянутую руку.

– Вон отсюда!..

Ну, конечно...

Не моё дело, да?

Собственный голос резанул холодной сталью:

– Мы немедленно возвращаемся к джету. Тебя нужно осмот...

– Нет!

Стив, задыхаясь, смотрел на него с пола:

– Тони, нет... Пожалуйста... Я умоляю тебя, уйди. Уйди, прошу!

Он всхлипывал, старался вжаться в стену, мотал головой.

– Не приближайся ко мне, не надо! Не... Тони, Тони, пожалуйста!

Он не двинулся с места.

– Пятница, доложи состояние капитана.

– Судя по косвенным данным, у мистера Роджерса...

И вдруг его ударили в плечо.

Он, не веря себе, обернулся.

Барнс?

Зимний Солдат смотрел на него зло и отчаянно.

– Тебя же просили уйти, Старк! Ты что, слов не понимаешь?

Сознание дрогнуло...

...и мягко ухнуло в обморочную пустоту.

Страшный удар отшвырнул эту тварь к противоположной стене. И так легко оказалось набросится, нанизать металлическую руку на выскочивший из перчатки клинок, вздёрнуть и, прижав к стене, сдавить наконец стальными пальцами его горло.

Так хорошо, так правильно...

Барнс хрипел и пытался вывернуться. Тони заворожено смотрел и медленно усиливал нажим...

Покраснело лицо. Ослабло сопротивление – Барнс теперь лишь едва скрёб по его костюму. Закатились глаза, он обвис, теряя сознание...

Как просто...

Словно полёт в пропасть.

Что он творит?

Что? Он? Творит?

Убить, не защищая кого-то, а просто так... Просто... Месть, да... Но опускаться до уровня Зимнего Солдата?!

Пальцы дрогнули и медленно разжались. Барнс грузным кулём сполз на пол.

Тони стоял оглушённый. До чего он дошёл... Нет, нет, надо уходить отсюда, ему здесь нечего делать! Здесь есть только убийца и враг. И бывший друг, который гонит от себя даже теперь. Так чего навязываться? Стиву он не нужен. Вон, Барнс заворочался, в себя приходит, он и разберётся. Он ведь явно знает, что случилось с кэпом. Но ему не скажет, это же ИХ тайны...

В спину ударил мучительный стон Стива.

Чёрт.

– Пятница, повтори диагноз.

– Судя по косвенным данным, у мистера Роджерса гипертонический криз и приступ тахикардии, – прилежно повторил искусственный интеллект.

С чего бы?

Тони не был врачом. Память перебирала обрывочные сведения о медицине и не находила ответа. Если это опасно...

А ведь это наверняка опасно!

Он схватил Барнса, поставил на ноги и встряхнул.

– Что с ним? Говори сейчас же и не вздумай мне врать, с-сука! Придушу.

Тот дёрнулся, пытаясь вырваться.

– Блядь... Старк, пусти меня и вали отсюда, слышишь? Не надо тебе э...

Его согнуло от мощного удара под дых.

– Говори. По. Делу.

Барнс смотрел с ненавистью, кривил рот...

– А ты уверен, что тебе действительно это хочется знать? – прошипел он. – А то я скажу, а ты опять с катушек слетишь. Ты ведь у нас такой чистенький и правильный! Тебе ли ручки марать в солдатской-то грязи? Тебе ли портянки вонючие нюхать? Ты лучше в позу встанешь, ах, грязь – это так неблагородно! Ты, сволочь, и так уже душу всю из Стива вынул, а теперь вообще его добить хочешь?

И он снова рванулся.

– Пусти!

– Нет.

В бешеных глазах плескалось отчаяние.

– Ну и хрен с тобой. Хочешь знать? Да подавись! Стиву вкололи весёлый коктейль. Вон та машина и вколола – их специально для этого делали. Он, наверное, её в темноте не заметил – привык же рядом с тобой не опасаться техники! А этот коктейль, Старк, вызывает неконтролируемое возбуждение, от него человек превращается в животное. Ты сам всё поймёшь или расшифровать поподробней?! Тебе это кололи, а потом бросали с каким-нибудь человеком. Догадываешься, что потом происходило, ты, чистоплюй?! Чтобы с тобой было, если бы тебе это...

И вскрикнул:

– Всё! Доволен? А теперь вали отсюда! Иди, потренируйся нос покрасивей воротить!

– Ты... это делал?

– С-сволочь... Делал! А теперь пусти! Кретин, Стив же сейчас загнётся! Пусти, я сказал!

Он вырвался и бросился к кэпу. Рухнул рядом с ним на колени.

– Стив!

– Баки... нет... уйди... – на остатках дыхания шептал кэп.

– Стиви, не надо! Всё будет хорошо, я останусь с тобой и... Ну, что ты? Да, дурачок, ты думаешь, что сможешь мне навредить? Господи, Стив... Да со мной что только не делали!.. Это всё ерунда, Стиви, пожалуйста, позволь мне помочь! Послушай, ну что же ты делаешь? Ты же погибнешь, Стив, эта дрянь тебя убьё... Нет-нет, я не трону, не буду провоцировать. А обо мне ты подумал? Что, бросишь меня тут? Кто у меня вообще есть, кроме тебя? Только-только перестал быть опасен, и бегать больше не нужно, а ты вдруг решил умереть? Стив, не надо так... А Тони? Ведь ты же всё ещё надеешься, что он тебя простит! Ты же сам говорил, что он добрый и хоро... Нет, не бойся, он ушёл! Он не узнает... Да, опять лга... Стив, я понимаю, но что же делать? Я прошу, Стив, господи, пожалуйста, ты ДОЛЖЕН выжить! Ну, если хочешь, потом сам ему расскажешь! Так бывает, да, Стив... Да переживу я, лишь бы ты не умер! Прошу тебя, согласись. Ну, хорошо, а подумай, ты бы на моём месте ушёл? Бросил бы меня? Не умирай, Стив, пожалуйста, позволь мне помочь!

Тони повернулся и медленно вышел за дверь.


***

Вода – десять галлонов.

Полотенца.

Аптечка.

Спальники...


...Первым делом он убедился, что антидота к этой дряни не существует. Запрос в информационную систему базы принёс ответ:

«2,6-диметил-4,8,10-триоксатрицикло-2,8-декан-3,5-дион, производная кантаридина. Небелковый яд. Обладает афродизирующим и кожно-нарывным действием. Разработан для улучшения общего гормонального фона суперсолдат, испытывающих постоянный переизбыток катехоламинов и глюкокортикоидов и недостаток серотонина и эндорфина. Воздействует на нервно-гуморальный механизм, прежде всего гипофиз и надпочечники, вызывая неконтролируемое половое влечение, которое продолжается в течение 3-5 часов, а затем сменяется фазой глубокого сна. Угнетает высшую нервную деятельность»...

Серьёзная химия, удивительно, что кэп так долго оставался в сознании. Впрочем, он Зимним Солдатам не чета...

Так, ничего не забыл?

Тони внимательно осмотрелся.

«Стандартная доза: 5 мл. 2% раствора. Вводится внутримышечно. Применять не чаще одного раза в неделю.

Внимание! Предназначено только для суперсолдат. В случае попадания раствора в кровь человека, не подвергнутого предварительной обработке сывороткой (см. сноску), приводит к летальному исходу».


Вот тебе и ответ, Барнс, что было бы, если. Сдох бы как миленький, и была бы это не слишком весёлая смерть.

«Предупреждение: непосредственно после введения вещества необходимо обеспечить испытуемому наличие полового партнёра (из числа допрашиваемых). Мастурбация неэффективна. Отсутствие возможности полноценного сексуального удовлетворения ведёт к быстроразвивающейся интоксикации, которая вызывает последовательно: боли в животе, рвоту, острое воспаление почек, развитие почечной недостаточности, нарушения условно-рефлекторной деятельности, развитие параличей и летальный исход».

Препарированная и разложенная по косточкам ядовитая змея. Сволочи. Даже заботу о здоровье своих людей превратили в отвратительный аттракцион.

Вроде, всё. Смазку бы ещё... И презервативы, да откуда им тут взяться? Джет – боевая машина, а не летающий бордель. Внезапно вспомнилось, как когда-то отжигали в полётах его стюардессы.

Словно и не с ним это было...

– Пятница, держи под контролем периметр. Включи сигнализацию.

На всякий случай.

И он взвалил груз на плечо.


***

Стив вбивался в Барнса.

Сорвало тормоза...

Барнс...

Барнс терпел.

Даже отсюда было видно, как ему больно – горбилась спина, руки судорожно упирались в пол, чтобы удержать тело под мощными ударами кэпа. А голову он опустил, но Тони, даже не видя, видел закушенные губы и мучительно сведённые брови.

Смотреть на это было... неправильно.

Он отвернулся.

Отошёл к стене, положил свой груз.

А потом принялся раздеваться.

Мысли текли отвлечённо – мозг словно в анабиоз погрузился. Надо было отопление включить, холодно тут, пол наверняка ледяной. И грязный. Тумблеры справа на центральном пульте... Пульты выкрашены серо-зелёной краской, гигиену зрения тут блюли. И дрянь эту кололи. Со всех сторон сплошная охрана здоровья. Из числа допрашиваемых, да? По запросу база выдала не только инструкцию, но и другие файлы – множество видео- и аудиозаписей, он не стал смотреть. И так понятно, ЧТО там было... А пол и правда ледяной, да ещё и щербатый - битая цементная крошка зло жалила босые ноги. Дурак, ботинки-то надо было оставить. Хотя, какая, в общем, разница...

Не смотреть больше было нельзя – он подошёл совсем близко. От Стива ощутимо полыхало жаром, по спине, между бугрящихся мышц сбегал пот. Он глухо стонал, натягивая на себя послушное тело, впивался в бёдра Барнса так, что пальцы белели.

Позвать? Или не надо? Это же может продолжаться... сколько?

Наконец кэп рыкнул, дёрнулся несколько раз и замер, тяжело дыша...

– Стив.

Кэп вздрогнул.

– Отпусти его, Стив, дай ему отдохнуть.

Кэп окаменел. Услышал? Он может сейчас понимать?

Пальцы на бёдрах разжались. Стив выпрямлялся, отступал, в нос ударили запахи смазки, спермы...

И крови.

– Барнс, – быстро проговорил Тони, не отводя взгляда от Стива, – там, у стены, вода и лекарства. Сможешь о себе позаботиться?

Барнс судорожно выдохнул.

– Да. Спасибо.

– Стив...

Кэп явно приходил в себя. Взгляд стал осмысленным, испуганным...

И вдруг он вскрикнул и отшатнулся.

– Не бойся, – Тони шагнул вперёд.

– Нет... Нет-нет-нет, Тони! Зачем ты..!

Он поймал его ладонь.

– Не закрывайся от меня, Стив.

Кэп глухо рявкнул и, отшвырнув Тони, рванул в сторону. Споткнулся о какую-то балку, упал...

– Стив...

Тони опустился радом с ним на колено.

– Я не буду трогать, не беги. Я пришёл помочь.

Кэп больше не пытался подняться. Смотрел в пол, дрожал. Он там что, плачет?

– Зачем ты пришёл... – прошептал со стоном.

– Я не хочу бросать тебя в беде. Не могу, – Тони пожал плечами. – Я не знаю, Стив, я уже НИЧЕГО не знаю. Скажи, ты бы бросил меня в таком положении?

Ответный взгляд был красноречивей любых слов.

– Ну, вот видишь.

– Я не могу!

– Так противно со мной?

– Господи, нет... Я же... Тебе больно... Я не хочу причинять тебе боль!

– Ты один раз уже не захотел, – тихо сказал Тони. – Ну, и как? Лучше стало?

Стив молчал.

– Помнишь, я однажды спросил, как отражать угрозы, а ты сказал «Вместе». Ты был прав тогда, Стив. Только вместе, что бы ни случилось, какая бы беда не нагрянула. Это главное! Нельзя нам порознь, никак. А боль... Физическая лучше, чем боль предательства. Если ты можешь верить другу, то что бы ни случилось...

– Прости...

Он протянул руку и мягко коснулся его волос.

– Ну, полно. Иди сюда.

Стив зажмурился.

Страшно...

Тони знал – не за себя кэп боится. Его и самого потряхивало, но...

Вместе.

Он скользнул рукой ниже, сжал плечо. В глазах кэпа разгорался огонь – скованный стальной волей, утихомиренный до времени Барнсом, сейчас он снова брал над ним верх.

Но Стив ещё держался.

Его ещё хватило на то, чтобы привлечь Тони к себе, чтобы склониться и поцеловать...

И это опрокинуло все заслоны.

Тони не успел даже распробовать вкус, как его впечатали спиной в пол. Больно! Стив навалился – Тони выдохнул и приказал себе расслабиться. Трудно – он всегда был чертовски активным типом, и отдать себя на волю... блядь!

Стив чувствительно куснул его за плечо, в задницу ткнулось твёрдое и влажное, втиснулось, бля-я-я-я-я-я!

Расслабиться!

Он ведь и не подготовился толком – времени на это не было. И теперь расплачивался за собственную торопливость. Хорошо ещё если без разрывов обой-й-й-й...

Оказалось, что это ещё цветочки. От первого же толчка он проехался спиной по полу и почувствовал, как проклятое крошево раздирает кожу.

Стив трахал его отчаянно, исступлённо, и Тони с ужасом ощущал свою абсолютную беспомощность в лапах неодолимой силы – со времён Афганистана не доводилось такое чувствовать и лучше бы и не довелось никогда...

– Стив...

Кэп услышал, приостановился, застонал... И вдруг прижался, приник, такой открытый и беззащитный, что у Тони внезапно перехватило дыхание. До него вдруг дошло, что вовсе не он тут жертва...

И он вцепился в широченные плечи, подался вверх, вернул укус, лизнул в шею... Запах Стива внезапно понравился, горячая кожа манила...

– Ну же, большой парень, трахни меня как следует, – шепнул на ухо.

Изумлённо осознал, что действительно этого хочет, жарко дохнул в висок, попытался добраться до губ... Стив снова въехал в него на всю длину, и это всё ещё было больно, но к терпкой остроте уже примешивалась сладость, тело наливалось предвкушением...

Толчки сотрясали тело, спина, слава богу, притерпелась, и уже не отвлекала, он дурел от подкатывающего восторга, напрягался, слегка изгибался, пытаясь найти нужный угол, чтобы до конца, чтобы навылет... Стив был неутомим, и можно было легко вообразить, что он хотел его не из-за препарата, а сам по себе...

– А-а-а!

Удовольствие прошило от макушки до пяток. Это хорошо, это правильно. Нельзя, чтобы происходящее выглядело как изнасилование – Стив так не сможет... Вот так, ещё, ну давай же!

Он стонал и вскрикивал, не сдерживаясь, не стесняясь, показывал, как ему хорошо, щедро делился наслаждением – верил, что Стив даже сейчас слышит и понимает.

Вот такое у них... свидание. Ну, по ним так – в самый раз. Ох, бля... Остаётся только надеяться, что Барнс не смотрит... Из-вра-ще-е-енцы...

Он всхлипнул, выгнулся и кончил, сжимая Стива, забился, хватая онемевшими губами воздух...

– Стив!

Тот замер, в его глазах плескалось изумление и восторг.

– Тони... – не услышал, скорее угадал...

Стив вдруг чуть отстранился, давая передышку, беспомощно ткнулся носом куда-то в ключицы. Тони с пугающей нежностью взлохматил его волосы – ишь ты, какой... Стив тёрся об него, целовал и вылизывал, словно гигантский зверь, нависал над ним горой пышущей жаром. Так откровенно, открыто, ярко... Тони откинул голову – прикосновения не вызывали у него ни малейшего протеста.

Владей мной.

Стив развёл его ноги, взял в рот, отпустил, застонал – ему хотелось ещё.

– Продолжай. Бери, не стесняйся.

Кэп подался вверх, приподнял его...

И снова начал трахать.


***

Спустя пару часов Тони был совершенно измучен. Тело молило об отдыхе, болела, кажется, каждая косточка. Он кончил ещё раз, но на большее его не хватило. Всё, что он мог, это просто обнимать Стива, отдаваться, шептать ему, что всё хорошо.

Это был не секс, нечто другое. Раньше, укладывая своих любовниц и любовников в постель, он стремился получать и дарить наслаждение – и только. Взаимное удовольствие, договор на одну ночь, а сами они мало его волновали...

Иначе было с Пеппер. Тогда ему казалось, он нашёл свою гавань, он учился понимать и любить, он бесконечно ошибался, но упрямо пытался снова и снова. Пока она милосердно не прервала эту пытку, объяснив, что их отношения – просто не то, что ему нужно. Они остались друзьями, она знала каждую его клетку, а он... он, по-прежнему, многого в ней не понимал, и даже не знал, больно ли ей было от их расставания, или она тоже испытала облегчение...

А вот теперь... Теперь, прижимаясь к Стиву, он ощущал его всего. Его муку, его страх, отчаянное стремление защитить всё и вся, бушующую вину, непомерное чувство ответственности... Видел, понимал, и знал даже без слов, как знают собственные планы и мысли, что им предстоит ещё много ссор и споров, что ему придётся зубами вырывать из глотки Стива признание того, что он, Тони, не его детёныш, а союзник и соратник. Что он может и должен встречать с ним плечом к плечу любую опасность и гибель. Что Стив постоянно будет бросаться на амбразуру, и за право броситься вместе с ним ещё придётся повоевать... Нет-нет, не потому что Стив считает его слабаком, а потому что слишком сильно за него боится...

Болела грудь, ныли рёбра. Ноги... Стив продолжал вбиваться в него – тяжело, медленно, кажется, его силы тоже иссякали. Тони не спрашивал, просто ждал и надеялся, что могучий организм суперсолдата без последствий справится с введённым препаратом.

Низкий стон. Он лишь плотней обхватил его затылок.

– Всё в порядке...

Стив не ответил. Навалился сильней, вогнал, вздрогнул, в очередной раз кончая... Вышел. Опустился, распластываясь на нём, уткнулся в плечо Тони и задышал всё ровней и ровней...

– Стив.

«Возбуждение сменяется фазой глубокого сна».

Вот оно что...

– Стив!

Господи, какой же он тяжеленный... Тони попытался пошевелиться и сдался – сил хватало только на то, чтобы не задыхаться под непомерным весом.

Внезапно стало легче, и тяжесть исчезла.

Барнс...

Зимний Солдат перекатил кэпа и, шатнувшись, поднял его на руки. Словно ребёнка. Тони выдохнул и закрыл глаза.

Отдых...

На грани слуха плескалась вода, взвизгнула молния спальника.

Он медленно повернулся на бок и сел.

Теперь надо встать.

Барнс подошёл, молча помог подняться и добрести до места, дал напиться, вложил в руку влажное полотенце и какую-то мазь... Потом так же молча развернул и принялся обрабатывать спину. Тони шипел – было больно.

– Потерпи, тут под кожу попало...

– Ты сам-то как? Разрывы?

– Заживет.

– Может, лучше врача?

– С ума сошёл? Не надо. Но всё равно спасибо.

– За что, интересно...

Барнс промолчал. Закончил обрабатывать спину, помог натянуть футболку.

– Ты не обязан обо мне заботиться, – наконец сказал он. – Я убил твоих родителей.

Тони замер. Потом встряхнулся и осмотрелся по сторонам. Всё было в порядке – Барнс, вроде бы твёрдо держался на ногах, а Стив тихо сопел во сне. Он поправил ему спальник и присел рядом.

– Ты ведь не хотел их убивать...

Барнс угрюмо смотрел в пол.

– Не хотел. Если бы я мог хоть что-то изменить... Твой отец... Я знал его, он был отличным парнем.

Тони вздрогнул.

– Прости, я не буду. Да и Стив уже наверняка тебе о нём рассказывал.

– Нет. Не рассказывал, – тихо проронил Тони.

– Боялся сделать больно, – вздохнул Барнс. – Что ты с ним поделаешь... Он уж такой. Художник...

И он улыбнулся так мягко и нежно, что Тони замер, словно увидел редчайшее в мире зрелище.

– Он на привалах рисовал, – сказал Барнс. – У него, знаешь, такой блокнот командирский был, большой, удобный. Вот он в нём... И он берёг нас, всех. И Говарда тоже.

– Его? Он, разве...

– Нет, он не был в отряде, его же охраняли как зеницу ока. Он нам оружие и снаряжение всякое делал. Голыми руками разве много навоюешь, так что Говард Старк один стоил целой армии. Только он парень храбрый был, вроде тебя, и безбашенный. Он однажды на своём самолёте вместе со Стивом за линию фронта махнул. Взял его на борт и... Еле выбрался тогда, в борту восемнадцать пробоин. После этого к нему агентов понаприставляли, он злился, гонял их. Ерунда конечно, Стив говорил, Говард их обойдёт, если что, вырубит и снова сбежит, коли ему приспичит. Так что он его тоже охранял. Знаешь как?

– Как?

Барнс улыбнулся.

– Штуки мы ему разные гидровские из-за линии фронта таскали. Оружие, оборудование всякое. Порой тяжёленные они были, зар-разы... Так что Говард из своих лабораторий почти не вылезал.

Барнс вдруг рассмеялся.

– Однажды, представляешь, пришёл он в бар, а на морде синяк с блюдце величиной. Говорит, взорвалось у него там что-то. Стив ему, присаживайся, мол, а тот – нет, я лучше постою. Ох, и ржали мы тогда. Наука – тоже дело опасное... А какой он мотоцикл Стиву сделал – загляденье!

Тони вздохнул и свернулся калачиком под боком Стива. Барнс тут же прервался и посоветовал:

– Лучше в спальник заберись, холодно. Тебе помочь?

– Сам.

Он залез внутрь, укутался... Пахло добротной новой тканью, кожей, теплом... И Стивом.

– А дальше что было?

– Ну, что было...

Барнс разглядывал потолок.

– А вот однажды...


...Где-то там наверху шумели сосны, в далёком Нью-Йорке Фьюри уже наверняка готовил спасательную экспедицию.

А Тони, уютно устроив голову на плече Стива, терпеливо ждал его пробуждения и слушал старые солдатские байки...




@темы: Мои фанфики

URL
Комментарии
2016-09-26 в 22:12 

Вера Верчик
Должен - значит, можешь.
julia-sp, какая же чудесная вещь! Так додали канонных героев, с их настоящими характерами! Спасибо за них!

2016-09-26 в 22:59 

julia-sp
Нежный воин
Вера Верчик, спасибо. Я рада, что вам понравилось. Мне хотелось проиграть ещё раз заново ту ситуацию в бункере, когда Тони узнаёт... Только чтобы на месте Барнса оказался Стив. И преступление опять было неизбежно.

URL
2016-09-27 в 08:52 

Вера Верчик
Должен - значит, можешь.
julia-sp, о да, в этой сцене такой посыл, на хорошее макси прямо. Я на Гражданку пошла исключительно за компанию с сыном, а выползла уже в фандоме. Эти трое шикарны!!!

2016-09-27 в 10:40 

julia-sp
Нежный воин
в этой сцене такой посыл, на хорошее макси прямо.
Я хочу написать постгражданку, но пока идеи не склеиваются, хотя сюжет и ясен. Так что ждём, когда оно сложится... Или не сложится. )))

в этой сцене такой посыл, на хорошее макси прямо.
В Гражданке масса прекрасных посылов. Мне вообще нравится этот фильм - он другой. Он совершенно другой по сравнению с предыдущими. Во всех прежних фильмах было что-то чисто прилюченческое, и страсти там если и кипели, то они были нормальными такими драматическими страстями, как раз для приключенческой канвы. Всё это было как-то немножко по-детски, чуть невсерьёз. ))) А вот в гражданке всё иначе, это очень взрослый фильм, и сюжет в нем - только пусковой крючок для развёртывания подлинной трагедии, трагедии страшной, фундаментальной какой-то... И чувства, эмоции, взаимодействия характеров, изменения взглядов - это там основное. А сюжет... Сюжет - только повод поговорить о главном.
Когда прав - каждый! Вот ведь ужас-то... Веь в гражданке по сути и злодея-то настоящего нет, поле битвы там - не Нью-Йорк или Вашингтон, а твоя собственная душа.
Вот и поди, напиши по такому...

Впрочем, про гражданку уже писала подробно, чего повторяться...

Эти трое шикарны!!!
Да. Каждый по-своему. Хотя Баки мне не особо интересен, он парень простой, без завихрений. )))) Особенно на фоне тех двух. ))))

URL
2016-09-27 в 11:14 

Вера Верчик
Должен - значит, можешь.
Да уж в грвжданке оба правы. И обоих жалко, Тони мстит за мать, Стив борется за друга. И чувство вины на обоих неподьемное.

Баки попроще, он просто очень несчастный. Но он безусловно умрет за Стива.

Я гражданку не хотела смотреть. По трейлеру было понятно что там будет ад в эмоциональном смысле. Но не пожалела ни разу. И теперь очень жду следующих Мстюнов, как рни все это будут разруливать.

2016-09-27 в 12:17 

julia-sp
Нежный воин
Но он безусловно умрет за Стива.
Вот это меня, кстати, немного удивило. Ведь Стив не выручил Баки, когда тот попал к Гидре. Да, он не знал, но Баки воспринял это так спокойно... Вот в это я не могу поверить. Должно его было как-то царапать это.

теперь очень жду следующих Мстюнов, как рни все это будут разруливать.
Да, мне тоже хочется посмотреть. НО ждать этого ещё долго. Сначала у нас Стражи Галактик ещё будут вторые, и наверное человек-паук...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Пока горит свеча

главная